anyapvlnk (anyapvlnk) wrote,
anyapvlnk
anyapvlnk

"И ветер стих. И слово - стих. И даже..." (Ольга Арефьева)

12 октября в петербургском арт-кафе «Книги и кофе» состоялся творческий вечер Ольги Арефьевой. Это довольно редкая для певицы и любопытная для зрителя форма концерта. Она выступает без музыкантов и исполняет песни, которые не услышишь в больших концертных залах. Никакого шоу. Только голос, гитара и несколько десятков жадно внимающих лиц. В перерыве Арефьева отвечала на вопросы, оставленные публикой в виде записок. Я в этот момент подумала, как нелегко, должно быть, приходится журналисту, который решил взять у нее интервью. Можно несколько часов задавать вопросы, касающиеся лишь какой-нибудь одной стороны ее деятельности. А вот «кратко обо всем» - заранее провальная затея. Поэтому при написании этого текста я вовсе не ставила себе такую задачу, к тому же, гораздо больше скажут песни, написанные певицей. И все же есть некоторые вещи в творчестве Арефьевой, которыми невероятно хочется поделиться с другими, это как конфетами угостить.
Просматривая время от времени анонсы концертов Ольги Арефьевой, я иногда прихожу в недоумение. Мне все время кажется, что журналист пишет совсем не о том, не в тех местах расставляет акценты, представляет читателю совсем не настоящую Арефьеву. Но дело в том, что настоящую-то никто и не знает. Она настолько многолика, что каждый воспринимает ее по-своему, как бы выбирает из огромного калейдоскопа наиболее важное и близкое для себя. И поэтому каждый, кто пытается искренне написать о ней, прав. И неправ. Рассказать о личности такого масштаба очень непросто. Столько граней, что не знаешь, откуда начать. Удивительно, что творческая деятельность певицы началась примерно четверть века назад, а публика до сих пор не перестает открывать для себя новую Арефьеву.

1

«Какая я Арефьева? Я Оля!»
(О.Арефьева. Одностишия)
Это одностишие не то, чтобы отменяет всяческий официоз, но прекрасно характеризует недоумение по поводу однобокого восприятия ее как сценический образ и проводит ясную грань между актрисой и человеком. Арефьева попробовала себя в огромном количестве образов и амплуа и не прекращает экспериментировать. Прежде, чем понять, как различные ее творческие миссии связаны между собой, стоит подробнее остановиться на некоторых из них.
Думаю, большинству она известна как певица и лидер группы «Ковчег». Очень популярные в 90-е «На хрена нам война» и «Дорога в рай» так до сих пор и лежат якорем в памяти некоторых слушателей, мало знакомых с творчеством певицы. А с ним и стандартный ряд ассоциаций: «Ковчег» играет регги, Арефьева – хиппи, всем «peace». Но те, кто обнял необъятное и внимательно следил за всем, что рождала муза этой певицы, едва ли ассоциируют Арефьеву с регги и лишь вспоминают этот период с благостной ностальгической улыбкой.
Я же впервые узнала ее как поэта. Подаренная книга «Одностишия» на долгие годы стала настольной. И лишь через несколько лет после этого мама привела меня на концерт. Помню, как некомфортно мне было. Длинные тексты в сопровождении одной лишь гитары казались тяжелыми, холодными, и сколько я ни пыталась вникнуть, слова упорно отскакивали. Но в то же время меня завораживала эта высокая, худая как тростинка и мужественная женщина с умными грустными глазами и очень печальной линией бровей. Я долго рассматривала, как она ловко перебирает струны гитары и неожиданно для себя… заплакала. До сих пор не очень понимаю, что в этот момент произошло, но с тех пор задача понять ее тексты больше никогда передо мной не стояла. В них «выстреливает» именно то, что ощущается на уровне интуиции, вещи, которые мы знали, но забыли в момент своего рождения. Ребенок, находящийся внутри каждого из нас, понимает ее язык. Но для того, чтобы этот ребенок заговорил, нужно постараться. Эти песни – совсем не то, что можно слушать фоном или включить в автомобиле. Нужно определенным образом подготовить себя к встрече с музыкой, создаваемой Ольгой Арефьевой.
Это все довольно общие фразы, которые едва ли могут передать этот мощный обмен энергией, происходящий между зрителем и исполнителем. Для меня Арефьева по-прежнему поэт. Поэт, которого нужно слышать и видеть, а не читать. Не исключено, что при прослушивании записей песен «Семь с половиной» или «Театр» сердце чуткого слушателя разрывается от горечи, но и эти впечатления не так сильны, как от того театра, который возникает на концертах Арефьевой. Ее можно назвать настоящей клоунессой. Исполнение каждой песни превращается в отдельный номер – фокусы, трюки, переодевания. С легкостью она жонглирует булавами и крутит пои, танцует и экспериментирует с бесчисленным количеством музыкальных инструментов – от большого барабана до кастаньет.

2

То, что в анонсах обычно скромно именуется «визуальной поддержкой», на самом же деле невероятно мощная и стильная работа театра «Kalimba». Под руководством Ольги группа эта группа существует около десяти лет и на концертах ее костяк - артисты Елена Калагина и Андрей Сазонов - представляет все новые пластические миниатюры. Словно проводники в параллельную реальность они увлекают зрителя с собой и будто наделяют тексты автора новым смыслом - визуальным. Образуется гармоничный ансамбль из артистов, самой Ольги и, возьму смелость сказать, зрителя. Как и положено в театре, происходящее на сцене предполагает и участие публики. Думаю, именно поэтому все внутри меня так сопротивлялось на первом концерте – ведь это требовало определенной работы. Не столько умственной, сколько чувственной. Как только в этот процесс получается включиться и почувствовать себя частью представления, захватывает дух от важности момента. Именно поэтому зритель Арефьевой – это зритель чуткий и думающий.
Поскольку ее концерты – настоящее масштабное шоу, артисты в нем задействованы самые разные. Упомянутые Kalimba, ее постоянные спутники, периодически появляются на сцене в сопровождении дружественных коллективов - артистов, танцоров, циркачей, мимов. В разные периоды существования группы «Ковчег» были сыграны уникальные программы, такие как «Шансон-Ковчег» и «Рояль-Ковчег», репертуар которых состоял в том числе и из городских романсов и народного шансона. В прошлом году была премьера программы в духе кабаре. Атмосфера балагана, яркие костюмы, бесчисленный реквизит в опытных руках исполнителей, различные трюки отчасти напоминали феерические выступления «Серебряной свадьбы» и родственной Арефьевой по духу солистки группы Светланы Бень (к слову, певицы поддерживают связь друг с другом, и в сентябре в Минске состоялся их совместный концерт).

3

В программе «Рояль-Ковчег» Арефьева выходила на сцену в костюме Пьеро и исполняла такие песни, как «Голубой Тюльпан», «Пикколо бамбино» А. Вертинского. Пьеро – слишком известный и горячо любимый многими персонаж, вызывающий очень много ассоциаций, а уж когда из его уст звучит текст Вертинского, – тем более. Но женщина под его маской – это совсем другие оттенки образа. Эту артистку вряд ли можно назвать травестийной, но именно в этом и есть прелесть ее Пьеро – женское отражение персонажа, и в то же время не Пьеретта. Только увидев ее в белом гриме и черном костюме (как у черного Пьеро Вертинского) кажется, что эта печальная маска всегда была при ней, а костюм только лишь указал на нее. В том же «Рояль-Ковчеге» был замечательный номер «Уезжаю в Ленинград» на музыку барда Александра Суханова и стихи Иосифа Уткина. Плачущим шепотом с придыханием звучало финальное: «Дорогая! / Дорогой! / Я плохая! / Я плохой! / Я не еду в Ленинград. / Как я рада! / Как я рад…». А затем следовал похожий на круговорот танец, и Арефьева босая, в длинном платье будто взлетала, но передумывала в последнее мгновение и вновь начинала метаться в поисках другой взлетной полосы в маленьком пространстве сцены.
Широкий голосовой диапазон и особая органика позволяют певице исполнять песни практически всех музыкальных направлений. Учитывая, сколько перерождений прошел ее «Ковчег», каждая новая его форма – это вовсе не отказ от старой. Арефьева и ее музыканты нередко «воскрешают» старые песни, не просто продлевая им жизнь, но и рождая их в новом звучании. И именно потому, что ее универсальным голосом гармонично звучит и бардовская песня, и регги, и панк-рок, и фолк, все представители этих музыкальных направлений считают певицу за «свою». В то же время, на мой взгляд, трудно причислить ее хоть к чему-нибудь из названного. Вероятно, оттого, что певица не живет по законам определенного течения и представляет свой собственный авторский формат. Слушатели с одинаковой радостью подпевают и песням про Джа, и пронзительным театральным сюжетам, и средневековым балладам, и трогательным детским песенкам.
На театральных опытах в творчестве Арефьевой стоит остановиться. Еще задолго до появления альбома «Театр» (2013г.) эта новая линия в ее творчестве стала очень важна и вышла практически на первый план. Совместными силами Ольги и ее верного театра Kalimba родилось множество спектаклей, в которых играла и сама Арефьева, среди них пластическое представление «Kalimba» (2005г., спектакль был также выпущен на DVD), «Орфей» (2007г.), «Белковый ангел» (2008г.), «Песни о смерти» (2008г.), «Алиса» (2010г.) по мотивам сказки Льюиса Кэролла и совместный с актером новосибирского театра La Pushkin Олегом Жуковским спектакль «Приключения в романе» (2014г.) по книге О. Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Артисты в ее спектаклях существуют в особой реальности, граничащей со сновидением. Персонажи, эфемерные и почти прозрачные и в то же время такие многоликие и глубокие, находятся где-то за пределами жизни – то ли до, то ли после нее. Они разговаривают на собственном вымышленном языке посредством тела, не считаются со временем, а атмосфера пространства бесконечно трансформируется их же силами - от вакуумной душной пустоты до сказочных потаенных миров. Это всегда серьезный разговор о рождении и смерти, о поиске, о пути человеческого духа и тела. Искусные диалоги грациозных податливых тел, встречающихся где-то на границе миров. Избрание Арефьевой такого художественного пути для своего театра связано с давним увлечением движением и танцем, в том числе интересом к японской технике буто, а также благодаря тесной дружбе с театром Антона Адасинского DEREVO. Впрочем, к каким бы истокам ни вели ниточки Kalimba, группа вполне самостоятельна и живет по своим законам «самобытного театра Ольги Арефьевой».
А вот что касается народных истоков в ее творчестве, путь «к корням» был медленным и нелегким. Исследование русского фольклора действительно долгое время шло параллельно записям альбомов, гастролям и созданию новых программ. Периодически возникали сложнейшие музыкальные вариации русских народных духовных стихов, или же в песнях авторства самой Арефьевой появлялись этнические настроения, удивительное сочетание мистики и благости фольклорных мотивов. Создатель премии «Золотая маска» Эдуард Бояков в 2006 году пригласил певицу к участию в проекте GoldenMask Club, и продюсер не мог не отметить в анонсе концерта ее глубокую связь с народной традицией: «Ольга Арефьева - самая разнообразная русская певица. Она поёт всё: от классического рок-н-ролла Майка Науменко до регги и джаза, от Баха до русского лагерного шансона. И всё ей интересно, и для всего она собирает какие-то новые музыкальные составы. И только сейчас она подходит к фольклору, начинает серьёзно в это погружаться, и у меня есть ощущение, что она там надолго останется. Мне кажется, что эту музыку она слышит лучше всего». В последнее время певица взялась за этот сложнейший жанр основательно и периодически выступает в небольших залах с концертами народных песен дуэтом с Еленой Калагиной.

4

Каждая новая зона некой неизведанной почвы, что оказывается под ногами этой артистки, начинает бить ключом, извергать гейзер, жить в бешеном темпе. Я верю в волшебство, особенно сценическое, но прекрасно понимаю, что за этим стоит непрерывный тяжелый труд и огромное рвение к познанию. Общим полем для всех открытий и новых идей является безумный мир, рожденный фантазией и талантом Арефьевой. Мир, в котором живут персонажи ее песен, – мифические,сказочные, призрачные и химерические, реальные и грубые, нежные и трепетные, в доску свои и бесконечно чужие. И каждый из них – она сама. Казалось бы, ничего сверхъестественного для художника. Но особенность ее творчества в том, что все эти выдумки – не просто своеобразное отражение ее собственного эго, они будто в виде энергии или электрического заряда направлены к публике, чтобы вдруг ударить током именно в ту область сознания, которая спит. Стереотипы беспощадно топчутся ногами, а ленивый слушатель, не желающий быть сотворцом вечера, просто выходит из игры. Зато те, кто в игру оказался вовлечен, едва ли успевают это заметить. И вот уже я сама и Великий Намгуара, и девочка Скерцо, и Ангел Сметаны, и Мадам Баттерфляй, и Белый шаман. А огромное облако смыслов, рисуемое автором вокруг каждого образа, позволяет подразумевать что угодно. Настолько, насколько связаны между собой ее вымышленные истории, соприкасаются и живут в песнях истории реальные, как опыты театра, жонглирования, фольклора, рисования.
Пока я пыталась собрать воедино то, что сама условно разделила на реальность и выдумку, я окончательно забыла, где одно, а где другое. Вот именно в этом великая ценность того, что создается этой гостьей с другой планеты, волшебной Ольгой Арефьевой.

5
Tags: изнанка, микромаги, музыка, танец, театр
Subscribe

  • "Цыгиль. Импродрама", реж. Галина Жданова

    Что общего между темой времени, сюжетом «Красной шапочки» и пословицей «счастливые часов не наблюдают»? Вместе с этим…

  • Танцевать изнанку

    Спектакль «Кафе Буто’н» Режиссер Олег Глушков Театр Школа Драматического искусства В здании театра Школа драматического искусства в далеком и…

  • Принцесса от беса. Алиса Олейник

    Весной этого года Антон Адасинский на своем мастер классе показывал короткий фильм "Подпись" (режиссер Павел Семченко), в котором снялся вместе с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments